zabriskie_point
Here comes the fucking лето|сама себе Эру, Мелькор и хор Айнур
Как, однако, долго болтается этот текст в черновиках... Ну что, мне хватило ума притащить жизням текст по Химеринску, поменяв, правда, героям имена:D Так Лида стала Ритой, Сашка — Ксюшкой, Катя — Машей. Её ухажёр, тот самый, который думает, что они встречаются, Димой остался, хотя переименовать его и хотелось, но некстати вспомнилась дразнилка про Дим (как всегда удачлив Дима — что ни сделает, то мимо) и парень остался под своим именем. Начальнице Лиды имя тоже сохранила, но она пока особо не отсвечивала. К себе несу уже с настоящими именами героев. Как-то так)
Название: Волшебные улиточки
Автор: zabriskie_point
Бета: Нью-Надежда, lissa23
Размер: мини, 1826 слов
Пейринг/Персонажи: Лида, Сашка, Катя, Дима, упоминаются Визерис Таргариен, Фили, Кили и Торин и волшебные улиточки
Категория: джен, гет
Жанр: юмор, повседневность
Рейтинг: G
Краткое содержание: улитки — не только ценный домашний слизняк, но и три-четыре спасённых героя за одну сказку
Примечание/Предупреждения: в тексте присутствует средней сомнительности стилизация под русские народные сказки

Лида, прикидывая, успеет ли купить кефир, быстро, насколько позволяла уцепившаяся за руку племяшка, шагала к дому старшей сестры. Сашку надо было сдать родителям с рук на руки, во-первых, чтобы не слушать потом нотаций Наташки и Мишки, во-вторых, Лида сама побаивалась отпускать племяшку одну вечером. А в третьих, ей нравилось болтать с Сашкой о том, о сём; как многие дети её возраста, племяшка была до ужаса любопытной. Правда, мама с Наташкой видели в общении тёти и племянницы исключительно желание обзавестись семьёй и детишками.

— Лида, а расскажи сказку, — пискнула Сашка и для надёжности подёргала её за рукав куртки.

— Хм, — Лида задумалась, как бы поделикатнее увернуться от роли сказочницы. — Саша, ты скоро домой придёшь, мама тебе мультики включит, книжку почитает. Видела, какую она тебе книжку о принцессах подарила? Красивую, с картинками.

Сашка быстро-быстро замотала головой.

— Я уже читала, мне не понравилось. Расскажи! — и подёргала Лиду за рукав ещё раз.

— Я же не знаю никаких принцесс, — ответила та, аккуратно переводя племяшку между луж. — Вот начну рассказывать, а ты обидишься, скажешь, что не любишь эту принцессу. Или что я всё путаю.

— А ты расскажи о Кате как принцессе! — выпалила Сашка, останавливаясь у большущей лужи и глядя на Лиду во все глаза. — А Дима её принц!

Лида хотела было спросить, откуда племяшка знает, что у Кати есть Дима, но вовремя вспомнила сегодняшний визит к художнице и их разговор.

Забрав племянницу с продлёнки, Лида как можно быстрее направилась к Кате с актом сверки, новым заказом (Ольга Игоревна требовала комплектом к домовому нарисовать брауни) и, конечно, с Сашкой подмышкой. Катя, просмотрев документы, хмыкнув на требование и поставив подписи в нужных местах, по традиции, предложила чаю. Саша от чая отказалась, зато попросила «показать картины».

— Умная она у тебя, — выдала Катя и, наконец, присела рядом с Лидой. — Как мир поживает?

— Ольга Игоревна ругалась, что я к тебе хожу, а не ты к нам, — сказала Лида, вполглаза наблюдая за племяшкой, листающей выданный альбом с гравюрами. — Говорит, не принято так, в Москве, видите ли, всё цивилизованнее.

Катя забавно сморщила носик.

— Знаю, Дима сболтнул уже. Кипел аки мой чайник! — и даже указала на красный в белый горох чайник, стоящий посередине стола. — Говорит, игнорируй, сама приползёт. Оптимист, ё-моё, садомазохист.

— Просто он тебя любит, — Лида улыбнулась. — Как умеет.

— Не знаю, — Катя передёрнула плечами, то ли показывая, насколько сильно её сомнение в чувствах Димы, то ли не зная, как реагировать на ухаживания непутёвого кавалера. — Как умеет… Вот точно, «как умеет». Странненький он. Подарки дарит постоянно. Но там подарки… Зачем вот мне туфли на шпильке например, я в них стены расписывать полезу? Или зачем мне тот же белый шоколад, если у меня от него зубы болят?

— Читает, наверно, чего хотят девушки, в журналах об этом чуть ли не каждый раз, — сказала Лида. — Там в списках как раз красивые шмотки, нежный шоколад, цветы в количестве. А Дима… это Дима.

— Вот именно, Дима это Дима, — хмыкнула Катя. — Понимаю, о подарках пишут часто и со вкусом, но дарит-то он эти подарки, получается, не мне, а какой-то журнальной девушке. Сферической «настоящей девушке» в вакууме, — Катя скорчила рожицу, изображая ту самую «настоящую девушку». — Попросила его мне ахатин парочку купить, во вторник ещё, как раз аквариум бабушка отдала подходящий, у неё гупёшки передохли. Обещал, уверял, чуть ли не пяткой в грудь себя бил, а пока всё как в анекдоте — он их пешком пустил и провожает, провожает! Не видела его со вторника, вот что ты смеёшься, а?

— Тоже анекдот вспомнила, — сдерживая хихиканье, ответила Лида, — и Диму знаю.

— А, ну тогда конечно, остаётся только смеяться, — откусив от конфеты, Катя продолжила. — Вот принесёт он золотые серёжки в форме улиток, скажет «дорогая, так и так, милая моя, ненаглядная, я понял, чего ты хотела на самом деле, ведь девушки, никогда не говорят свои желания прямо!». А я ахатин хотела, люблю улитосов, они рожками шевелят прикольно.

Ещё немного обсудив Диму, Ольгу Игоревну, допив чай и дав Сашке спокойно досмотреть альбом до середины, Лида, распрощавшись с Катей, поспешила к сестре. И тут Сашка запросила сказку. Признаться, Лида ожидала вопросов по гравюрам и заранее прикидывала, осталось ли в памяти что-то от курса истории искусств, но Сашка, несмотря на любознательность, всё-таки была ребёнком с обычными детскими желаниями. Что ж… Всё-таки придётся открывать внутреннего Шарля Перро.

— Я постараюсь, — сказала Лида и, переведя племянницу через лужу, завела рассказ, пока не зная, что получится в итоге.

Дмитрий-царевич очень любил Катю-царевну. И любил дарить ей подарки дорогие, из-за морей привезённые. Любил дарить цветы, любил радовать Катю красивыми нарядами и дорогими украшениями. Только не радовалась она ни украшениям, ни нарядам красивым, ни цветам заморским. И однажды набрался Дима храбрости, подошёл к своей любимой и спрашивает, так и так, свет очей моих, отрада сердца моего, что тебе подарить? А принцесса ему, недолго думая, отвечает:

— Так и так, принц дорогой, подари мне диво дивное, улиток заморских-заокиянских, ахатинами кличут, чтобы была у меня диковина, какой ни у одной девицы в нашем краю нет!

— Эх, — молвил Дмитрий-царевич, — будь по- твоему, прекрасная дева! — поклонился и вышел из покоев царских, а сам думу думает. Решил он, что нехорошо принцессе гадов ползучих дарить, направился к ювелирам, лучшим в королевстве, золотых улиток заказать, чтоб, значится, как те самые ахатины заморские были. А ювелиры и говорят, так мол и так, неси нам этих гадов, не знаем мы, мол, какие такие чудища заморские принцессе твоей понадобились. Плюнул царевич и пошёл в лес, к Бабке-Ёжке, знал ведь, у неё каких только чуд не бывает. Мог, конечно, и корабль снарядить в страны заморские, дальние, да уж больно ему похвалиться перед принцессой хотелось не через время долгое, а прямо сейчас.

А Бабка-Ёжка прознала, что Дмитрий-царевич задумал, головой покачала, да и решила его уму-разуму научить. Посоветовалась через Зеркальце волшебное с Катей-царевной, улиток в корзиночку положила, сидит, ждёт. А тут уже и Дмитрий-царевич на пороге стоит, челом бьёт.

— Знаю, зачем ко мне пришёл, носом чую, — говорит Бабка-Ёжка и корзинку, крышкой накрытую, царевичу протягивает. — Вот они, гады твои, да смотри, не подымай крышку, пока до царевны не дойдёшь. Личная моя просьба, слышал?

Дмитрий-царевич Бабку-Ёжку поблагодарил, заверил, что правильно все сделает, схватил корзинку — и вперёд, да только не к царевне он направился, а к ювелирам. Идёт-идёт и вдруг разобрало его любопытство: почему, дескать, нельзя на улиток хоть одним глазком взглянуть? Неужто настолько страшны? А вдруг Бабка-Ёжка его надурила и нет в корзинке никаких улиток? Приоткрыл наш царевич корзинку и зырк внутрь! А улитки на него как уставятся!

— Ишь, — подивился Дмитрий-царевич, — смотрят, гады ползучие, осмысленно, чисто собаки, а я думал, безмозглые они!

Тут одна из улиток подмигнула ему хитро-хитро, да и говорит:

— Ну всё, царевич, доигрался. И Бабку-Ёжку не послушался, и невесту обманываешь? Коли так, выполняй три наших задания!

— А то они его съедят? — спросила у Лиды Сашка, слушавшая сказочку о приключениях Дмитрия, приоткрыв рот.

— Да, — подтвердила она, — а то съедят, и косточек не оставят. В общем, велели улитки царевичу… — и замолчала, пытаясь придумать что-нибудь поинтереснее добычи сокровищ или спасения пленной сестры принцессы.

На помощь совершенно неожиданно пришла племяшка:

— А пусть он спасёт кого-нибудь! — предложила она. — Например, — Сашка собрала губы трубочкой, словно пытаясь выдуть идею, как мыльный пузырь, — например Визериса, а то сестра у него овца и предатель!

Лида вздохнула. Кажется, Сашку снова оставляли на бабушку с дедушкой, которые, как обычно, включили первое попавшееся фэнтези, «что народ смотрит», не разобравшись, что же в нём показывают, кроме дракончиков и «принцесс».

— И спрашивает Дмитрий-царевич, — продолжила она странную сказочку, — что ж вам надо от меня, улитки-улиточки? А улиточки и отвечают, что первым делом ты, царевич, спасёшь принца Визериса от смерти лютой.

Удивился царевич. Не слышал, говорит, о таком принце, знать не знаю, ведать не ведаю, как спасать буду? А улитки ему и говорят:

— Дурак ты, даром, что царевич. Сам же рода царского, кому, как не тебе, знать, как принцев спасать? Мы тебя доставим куда надобно, а ты пока думай, что сделать можно.

Но по пути сжалились улитки-улиточки и историю Визериса Дмитрию рассказывали, как он трон вернуть хотел, как сестра от него отвернулась. Дмитрий подумал-подумал, попросил улиток высадить его подальше места назначенного, чтобы с мыслями собраться и прикинуть, что сделать сможет, как вдруг увидел деву прекрасную на коне горячем.

— Кто такая? — спрашивает он улиток, а сам бочком-бочком, а к деве подбирается. Мысль у него появилась.

— Принцесса королевства далёкого, — улитки говорят. — Жениха ищет достойного. Чтоб и родовитый был, и красивый.

Дмитрий, не будь дураком, к принцессе подходит, кланяется, смиренно просит не казнить, а дать слово вымолвить. И рассказал он прекрасной деве, что ходит здесь принц кровей наиблагороднейших, который уж наверняка принцессе достойной парой станет…

— И они встретились с Визерисом? — выдохнула Сашка, сжимая вспотевшей ладошкой руку Лиды.

— Встретились! — Лида даже кивнула для убедительности. — Только увидели принцесса с Визерисом друг друга, так и влюбились в тот же миг. Уехали далеко-далеко, жили-поживали, да добра наживали!

Улитки, конечно, Дмитрия похвалили и говорят:

— А второе твоё задание будет, — Лида вопросительно посмотрела на племянницу: кого, мол, спасать будем? И, хоть за первую часть сказки они успели дойти до нужного дома и уже стояли напротив подъезда, Лиде не хотелось обрывать странную сказочку на середине. Не хотела этого и Сашка.

— Ой, а мы пришли! — огорчённо сказала она. — Вон папа в окно смотрит. Ты завтра дорасскажешь? Пусть улитки Фили спасут!

— Конечно дорасскажу, — пообещала Лида, кинув взгляд в окно и заметив торчащего там зятя. Поймав неодобрительный (как всегда) взгляд Мишки, Лида махнула ему рукой. — А Торина с Кили не надо спасать?

— Не знаю, — Сашка почесала лоб. — Можно наверно. А Фили пусть спасают обязательно, он умный был!

Лида рассмеялась.

— Договорились, завтра расскажу, а сейчас пора домой, папа Миша на меня сердится опять, скажет, загуляла я тебя.

— Я папе скажу, что ты сказку рассказывала! Ага, пока! — протараторив это и обняв Лиду, Сашка шустро припустила к двери подъезда.

Утром позвонила Катя. Лида как раз прикидывала, что же делать с Фили, попутно сортируя бумаги для планового отдела.

— А Дима вчера явился, едва вы ушли, — хихикнула она в трубку, едва успев поздороваться.

— С серёжками? — не могла не спросить Лида — всё же Диму за время работы она немного узнала.

— С ахатинами! — торжественно объявила Катя. — Двумя штуками! И салат им купил!

— Пешком вёл? — Лида не могла не вспомнить шуточку, уж очень всё складывалось по ней.

В трубке раздалось хихиканье.

— Нормально принёс, в коробке, даже с друзьями не пил по пути. Говорит, работа на него навалилась, домой приходил в одиннадцатом часу и сразу в кровать. И — представляешь? — говорит, пока не купил улиток, только кошмары снились! Все три дня! То Землю спасти, или меня, или ещё кого-то. Если не врёт, то совесть проснулась, значит, Брюс Уиллис нашёлся, тоже мне. А врёт… да зачем ему врать? Он всё же не настолько альтернативный. А, зачем звоню-то… Ольга Игоревна там как? Единорогов не требует?

Лиде, после рассказа о снах Димы, стоило огромных усилий не расхохотаться в трубку. Вот же совпадение! Надо бы отловить его, когда закончится проверка, и аккуратно поинтересоваться, не спасал ли тот во сне каких-нибудь киногероев. Например, Фили и Кили. Или всех, убитых в Игре Престолов, кто знает.

— Не видела её пока, она в такое время кофий пьёт, — ответила Лида и, ещё немного поболтав с Катей о том, о сём, повесила трубку.

— Итак, царевич Дмитрий, — сказала она в пространство, — в сегодняшнем выпуске весёлых улиточек вы будете убивать Азога мечом-кладенцом, раз мир спасали в снах, — и вернулась к документам. До встречи с Сашкой оставался целый рабочий день.

@темы: ХХ, спонсор рубрики - леденцы от горла, уголок твАрьческого человека, фанфики по матанализу(с)